53. Лягушка-путешественница. Италия - Флоренция

Весь день на работе я пыталась рассказать коллегам о том, какая же на самом деле Флоренция. И поняла, что не могу. Не хватает мне слов, даже при моем достаточно богатом словарном запасе. Потому что Флоренция – это чувство… богатая палитра ощущений, едва уловимых, не совсем понятных, которые невозможно оформить в общепринятых формулировках и понятиях. Это надо пережить, ощутить, открыться и впитать в себя красоту, выразительность, чувственность и некий завуалированный эротизм…  Но обо всем по порядку…

ФЛОРЕНЦИЯ

Флоренция встретила нас солнцем, теплом и большим количеством витрин бутиков. В первый же день пришлось спасать мои растертые, не привыкшие к долгой ходьбе ноги, поэтому я не стала возражать против незапланированного шопинга. Найдя босоножки из очень мягкой кожи на небольшом каблуке, я даже не стала их снимать после примерки. На предложение продавца померять еще какие-то модели, я честно ответила, что это слишком больно и эти босоножки я уже не верну. Девушка продавец улыбнулась, сделала мне скидку и упаковала мои «лодочки» в пакет.  Дальше я, наконец, начала чувствовать город, озарившийся вечером множеством огоньков.







После Венеции мне не хватало воды, набережной, гудков корабликов. Впрочем, реку Арно мы вскоре нашли, ее пересекало несколько мостов, на одном из которых находилось множество лавок с золотыми украшениями.

P1050946



P1060759

Флоренция – она совсем другая, и это чувствуется сразу. Она окружает уютом. Достопримечательности мы решили оставить на следующий день, благо, впереди их было у нас еще пять, и сосредоточились на меню уютного ресторанчика с обязательным бокалом вина и блюдами из морепродуктов. Неспешно гуляя по старинным улочкам и рассматривая фасады зданий, мы попробовали также жареные каштаны, которые показались мне необычными и вкусными, то ли мы проголодались, то ли и в самом деле я оценила их непривычный вкус. В магазинчиках сладостей я решила попробовать и засахаренные каштаны, и с этого момента эта сладость стала моей любимой, отлично сочетающейся с большой чашкой горячего черного чая.

Мороженное во Флоренции – еще один обязательный пункт программы, только нам никто не сказал, что пара шариков мороженного в итальянском исполнении – это очень и очень много. Я осилить их не смогла, хотя было удивительно вкусно.



Опять вспомнилась Венеция, классическая музыка, которую играли скрипач и пианист в одном из открытых кафе на площади. Как будто пытаясь порадовать меня дополнительно, через пару дней Флоренция подарила мне удивительное выступление оперной певицы, которая радовала своим идеальным голосом жителей и туристов этого города прямо на площади. Это было удивительно и прекрасно, слушать чистый голос, прославляющий красоту чувственного мира, сидя в уютном открытом кафе и наслаждаясь холодным вином, без которого мне сложно теперь представить обед.

Улыбаясь и думая о прошедшем дне, я укуталась в одеяло, чтобы уснуть и набраться сил для впечатлений следующего дня.

История города начинается еще с 200 года до н.э., когда его основали этруски, во время войны римляне разрушили его и позже восстановили, поселив тут своих военных ветеранов. После падения Рима город захватили лангобарды, затем – франки, затем Флоренция стала частью Священной Римской Империи. Город пережил наводнения и чуму, отмену крепостного права, борьбу между различными группировками за право власти (между гвельфами (сторонниками папской власти) и гибеллинами (сторонниками императоров Священной Римской Империи)) с последующим изгнанием и истреблением оппозиции, экономический рост и спад, развитие промышленности и торговли, и даже чеканил собственную монету, которая была одной из главных валют Европы.

Во Флоренции находится много старинных храмов. Церковь Санта Мария Новелла была построена в XIV-XV веках, затем фасад был перестроен, и произошло обновление интерьера. Множество произведений искусства XIV-ХVI веков, старинные фрески, бюсты, надгробные памятники и картины известных художников хранятся в этом доминиканском храме. Но меня больше интересовало не то, кому принадлежит авторство этих шедевров, а то, какие ощущения испытываешь внутри собственной души, попадая внутрь этих расписанных стен. Удивительным было это ощущение. Несмотря на то, что этот храм посещает огромное количество туристов, он все равно остается храмом, в котором множество людей возносили, возносят и будут возносить свои молитвы. И ты понимаешь, что перед тобой шедевры не потому, что их писали прославленные мастера, а лишь потому, что они вызывают отклик в твоем сердце, задевают все струны, заставляют замереть и любоваться, признавая величие таланта, как Божьего дара.





Внутри находится уютный, тихий, ухоженный дворик, где посетители продолжают переговариваться между собой тихими голосами, стараясь не потревожить его покой. Мне не совсем понятна традиция хоронить выдающихся людей в церквях, однако у каждого народа свои традиции, и их надобно чтить.





Пообедать мы решили в небольшом ресторанчике, в котором кушают местные. Они работают только в обеденное время, что удивляет. Вообще, все итальянцы кушают строго по расписанию, и если вы находитесь не в туристической зоне, и решите перекусить после обеденного времени и при этом найдете открытый ресторанчик, то вас, конечно, накормят, но не предоставят привычно длинный перечень  меню, а просто пойдут узнавать на кухню, что есть из еды, как произошло у нас в Милане. Впрочем, посчитали нам все это, как комплексный обед, чему мы были несказанно рады. Но это я отвлеклась. А во Флоренции мы нашли парочку таких ресторанчиков для местных, и окунулись в шумный мир обедающих итальянцев. Они и в самом деле громкие, и первые несколько минут мне казалось, что я нахожусь в переполненном Макдоналдсе (только пахло там вкусно), хотя само помещение ресторанчика было небольшое, и соответственно людей быть много в нем не могло. Я поняла, что для того, чтобы услышать друг друга нужно просто говорить громче, чем ваши соседи… И так считали все.  Через какое-то время я привыкла к этому шуму, и с удовольствием наблюдала за мечущимися официантами, которых народ подзывал громкими возгласами…  полными бутылками вина, которые сменяли уже опустевшие… оживленными итальянцами, которые умудрялись есть, пить и при этом не прекращали разговаривать, громко смеяться и артистично жестикулировать, причем делали все это с нескрываемым удовольствием. Как будто смотришь веселое кино, динамика которого сохраняется до самого конца, т.е. до окончания обеденного времени, когда ресторанчик стремительно пустеет…

Вся Флоренция – это старинные фасады и музеи, храмы и магазины, кафешки и скульптуры…
Флоренция на каждом шагу демонстрирует какую-то часть истории в удивительных художественных творениях разных эпох. Если есть возможность не бежать за гидом, слушая историю и перечисления известных имен, можно самостоятельно прогуляться по улочкам, любуясь удивительно красивыми элементами фасадов, сохранивших свой облик с XVI века, постоять у статуй в музее, попытаться понять, что именно чувствовал автор произведения, как он относился к персонажу, которого изображал, чей облик старался придать герою мифа… Что хотел сказать и выразить в камне или на холсте… Это удивительное и увлекательное путешествие, в котором нет преград… Нужно просто быть внимательным к месту, в котором ты находишься, к людям, которые жили до нас, и тем, кто бережет эту историю сейчас, к чувствам и образам, возникающим на этой удивительной, наполненной творческим вдохновением, земле…

Самым удивительным, величественным и дорогим для меня местом стал Собор Санта-Мария-дель-Фьоре (Дуомо), который строился несколько столетий, воплощая идеи художников-архитекторов. Дождавшись своей очереди войти в храм, я переступила его порог. И замерла. Он был огромен. Звуки органа, как будто настраивали струны моей собственной души, заставляя пространство колыхаться и вибрировать. Вместо целого человека, становишься и сам этой вибрацией, энергией, которая дрожит внутри и, вырываясь, распространяется в огромном пространстве храма. И, кажется, что нет стен, и купол – всего лишь видимость для тех, кто не готов посмотреть выше. А душа вслед за звуками уносится выше, туда, где легкая суета и приглушенные голоса перестают существовать, не являясь больше частью этого мира. Наверное, только такой огромный и величественный храм может отразить саму душу с ее потрясающей способностью вмещать весь мир с его бесконечными чувствами. Избавляясь от суетных переживаний, душа, как и этот храм, показывает много мест, которые могут быть заполнены лишь легкостью воздуха, вибрацией музыки и чистотой…

Кажется, даже пламя свечей вибрирует, покорно звукам органа, так же рассыпаясь на мелкие частички света, как тело и мысли. И что-то здесь делает человека чище, легче, растворяя в пространстве храма. Ведь храм – это и есть душа, и она огромна. Обыденные чувства (смешение чувств и событий) – это человек. И он слишком мал для собственной души и для настоящего чувства. Как будто не человек вмещает свою душу, а наоборот, - душа вмещает человека со всей его незначительной проходящей суетой.

Часы над входом в храм показывают узорчатыми стрелками время, как будто оно имеет какое-то значение. Но время тоже становится энергией, как и мысль, как и душа, как и сам человек…

Легкие вибрации и озноб идут по телу, и внезапно оно перестает существовать. Опустив память о нем на скамейку у стены, перестаешь его чувствовать и о нем помнить…







Выйдя на освещенную солнцем площадь мы решили подняться на колокольню Джотто, что оказалось физически намного тяжелее, чем я предполагала. Сверху открывается вид на весь город с его красными черепичными крышами и улочками. А вдали – небо и горы… И хочется дышать полной грудью…





Галерея Палаццо Веккио.  Этот дворец можно описать двумя словами: роскошь и красота. Художественные произведения искусства, где с любовью и эротизмом прописаны, прорисованы, высечены из камня точнейшие изгибы тел, особенно мужских. Картины из мифологии, изображающие борьбу, а отражающие реальную силу, энергию и страсть. Даже религиозные картины отражают любовь к жизни во всех ее проявлениях.





Для кого-то в музее стоит статуя, а для кого-то – смысл всей его жизни. Женская фигура – это всего лишь тело, или запечатленная в камне женственность и память о ком-то дорогом?! Мужская фигура – это эпизод из мифологии, либо танец страсти, изображающий борьбу?! А борьба – это гармония,  если не единства, то хотя бы момента, в котором соединяются те, кто должен был встретиться. И не важно, каков итог этой встречи – чья-то жизнь или чья-то смерть. Важен миг, который становится единственно важным для запечатлевшего его скульптора, и для мира, который будет этот момент видеть, ценить и стараться понять (если сможет).













Палаццо Питти – еще одно воплощение былой роскоши, собрание замечательных и удивительно красивых экспонатов прошедших эпох. А за ним – сады Боболи… О них можно писать долго, подбирая красивые слова, и если бы мы были не такими уставшими и у нас было больше времени, то, наверное, провели бы там не один час и не один день.















Здесь хотелось писать слова, выстраивая их в стройные стихотворные строки. Подняв глаза, я увидела над собой удивительно прозрачное голубое чистое небо, и задумалась о том, что было бы, если бы я провела в этом удивительном городе больше времени? Написала ли бы я самые интересные свои мысли, подаренные этими краями, либо просто через какое-то время перестала бы видеть эту красоту и ощущать эту энергию, чувствовать этот город с его красиво и талантливо спрятанным тайнами?!







Погревшись на солнышке, запечатлев на фотографии живую цаплю, которая, видимо, считала себя частью скульптуры, посреди небольшого озерца, и, побродив по дорожкам, мы отправились в отель. Пора было собирать вещи.