116. Миры Аурелии. Фентези. Третья книга в творческом процессе

Моя героиня заходит на третий виток своих странствий, она постоянно меняется, и мне порой кажется, что я просто веду заметки о ее жизни, испытаниях… о том, как меняется она сама, ее способности, характер, ее видение мира и себя самой… Аурелия становится взрослее, сильнее и, если можно так сказать, циничнее. И мне это нравится… Также, как и новые творящие существа, которые самым неожиданным образом появляются на ее дороге.

Пока я жду выхода из печати первой части серии, который состоится в конце января 2016 г, приведу одну небольшую главу из третьей части странствий Аурелии. Рабочее название книги «Танец стихий». В этой главе моя героиня не совершает никаких чудес, никого не исцеляет, не меняет существующий порядок и мир. Она иногда просто разговаривает, и в этом проявляется ее собственное мировосприятие и помощь другим. Иногда правильные своевременно сказанные слова - это и все, что нужно для изменения всей жизни.

Некоторые главы из всех трех частей серии «Миры Аурелии» («За пределами замка», «Новая дорога», «Танец стихий») можно прочитать на сайте http://samlib.ru, перейдя по ссылке  http://samlib.ru/editors/z/zhwan_olxga_wiktorowna/


Глава 5
Дорогу выбирал Верес. Он четко знал куда идти. Аурелия себе не ставила какой-то определенной цели, поэтому не сопротивлялась, наблюдая за расцветающей весной.
На пути им повстречалось селение, в котором решили заночевать и пополнить запасы провизии. Быстро найдя постоялый двор, который был похож на все встреченные ранее, с такой же Паучихой с жадным блеском в глазках, путники заказали ужин.
Сырная похлебка и горячий узвар. Такое сочетание Аурелия любила. Верес спокойно приступил к еде, внимательно рассматривая довольно улыбающуюся девушку.
- О чем ты думаешь? - спросила она.
- О тебе, - ответил Верес.
- И что ты думаешь обо мне?
- Думаю о том, как идет тебе румянец. А когда ты довольна, то мурлычешь, как кошка.
- Странный получается разговор, - девушка уже начала жалеть о том, что задала вопрос.
- Ничего странного, ты же и сама знаешь, что ты для меня означаешь, - он говорил абсолютно спокойно, приглушенным голосом, - и что я к тебе чувствую.
Его взгляд был нежным и уверенным. Аурелия смотрела на него и не узнавала. Раньше Верес никогда ничего не говорил ей о своих чувствах, радуясь случайной ласке и практически вымаливая внимание девушки своим несчастным взглядом. Он постоянно ругал и корил себя за то, что не смог вовремя ей в чем-то помочь, хотя оба знали, что без него путь девушки был бы намного сложнее, опаснее... и скорее всего, короче... Она, конечно знала о том, что у него есть чувства, но сам он никогда о них не заговаривал. Никогда ничего не требовал. И никогда ни на что особо не претендовал.
- Странно, что ты решил об этом поговорить через столько времени после знакомства, - девушка подумала о том, что это и в самом деле было странно. И Борг и Верес решили высказаться на эту тему с разницей всего в несколько дней.
- Знаешь, что это за селение? - спросил Верес, и девушка подумала, что он решил сменить тему. Впрочем, эта мысль ее обрадовала.
- Нет.
- Это селение, где живут люди, которые боятся мечтать. Они думают, что за реализацию мечтаний нужно платить чем-то другим. На самом деле они уже платят за то, что не помогают этому миру стать более материальным, не созидают, не творят. Они боятся реализации своих желаний, и в итоге их не удержанные в душе желания реализуются неожиданным и странным, а порой даже опасным для них способом, отравленные страхом и сомнением. Они вредят миру, думая, что могут не участвовать в нем...
- Ты участвуешь в мире... - тихо произнесла Аурелия.
- Я знаю. И хочу, чтобы и ты знала об этом, - он немного понизил голос, и у девушки мороз пробежал по коже от силы этого голоса, которую она никогда раньше не замечала. Вибрации от его тембра отозвались где-то внизу живота и заставили ее опустить взгляд, удивляясь своей реакции и своим неуместным мыслям.
Довольный произведенным эффектом Верес занялся остывающей едой. Аурелия быстро взяла себя в руки и направила внимание в свою миску. Говорить было больше не о чем. Девушка думала о том, что же должно было случиться с ним за зиму, чтобы он так изменился. И еще она поняла, что совершенно не знает этого мужчину.
***

Утром в двери номера Аурелии постучали.
- Меня зовут Адария. Ты - лекарь. Ты можешь мне помочь? - скороговоркой выпалила молодая девушка, как только Аурелия открыла дверь.
- Я Аурелия. И да. Я лекарь. В чем нужна помочь? - такой же скороговоркой ответила она.
- Ты можешь сделать меня счастливой? - плохо скрываемое любопытство девушки, внимательный взгляд, за которым просвечивал некоторый страх и предвкушение.
- Странный вопрос. Все мое путешествие становится каким-то странным. Как я могу сделать тебя счастливой? - спросила она у девушки.
- Не знаю. Ты ж лекарь?! - легкое удивление с возмущением. - Ты ж все знаешь!
- Ну проходи, - сказала Аурелия, пропуская странную гостью внутрь комнаты и закрывая за ней дверь.
Слуга принес горячий кофе, аромат которого быстро заполнил всю комнату, повышая настроение. Неспешно смакуя напиток, Аурелия предложила гостье присесть и попробовать его.
- Фу. Горький какой, - девушка явно его не оценила.
Девушка была на вид лет шестнадцати, с пышными формами и постоянно удивленным взглядом. Длинные волосы были заплетены в тугую косу на затылке. Длинная пышная юбка и свободная рубаха не делали ее визуально стройнее, впрочем, в этих краях, как заметила Аурелия, худоба была не в моде, что и подтвердили следующие слова гостьи.
- А чего ты такая худющая? - спросила она, рассматривая путницу, и с сочувствием продолжила, - видно голодаешь в пути то?
Только сейчас Аурелия заметила в руках у девушки большую тканевую суму, которую та положила на стол перед собой. Спустя пару минут она извлекла из нее огромный кусок свежеиспеченного ароматного хлеба, пирог с ягодами, большой кусок вяленого мяса, овощи и фрукты. Снедь заняла почти весь стол. Аурелия пододвинула чашку с кофе к себе поближе и с удивлением рассматривала дары.
- Ты покушай то. Глядишь форму набудешь, - напутствовала ее Адария.
- Спасибо, - ответила просто Аурелия и взяла в руки кусок пирога. Давно она не пробовала такой вкусной выпечки. Она с наслаждением откусывала кусок за куском и блаженно улыбалась, не прекращая внимательно рассматривать гостью, потому что до сих пор не понимала, чем и как может ей помочь. На вид та была вполне благополучной, и уж точно не имела проблем со здоровьем.
- Так чего ты хочешь? - спросила Аурелия, когда разделалась почти с половиной огромного пирога.
- Хочу счастья! - уверенно ответила та.
- А счастье - это что? - решила осторожно уточнить Аурелия.
- Ну так разе ты не знаешь? Счастье - это же счастье! - удивилась девушка.
- Счастье - оно ж для каждого свое. Ты подумай и скажи мне, чего ты хочешь и о чем мечтаешь? - Аурелия решила продолжать разговор в той же немного простоватой манере, которая будет понятна ее собеседнице.
- Мечтаешь? - девушка округлила глаза еще больше, хотя Аурелии казалось, что это в принципе невозможно. - Ты что? Нельзя мечтать!
- Почему? - решила удивиться Аурелия.
- Ну как же! Нельзя! Иначе мир изменится и незнамо как...
- А откуда ты знаешь, что нельзя мечтать? - продолжала спрашивать Аурелия.
- Говорят так.
- Кто говорит?
- Люди!
- Какие люди?
- Ну... Все люди...
- А я так говорю? - Аурелия не прекращала задавать вопросы в ожидании нужного ответа.
- Нет. Не говоришь.
- Значит не все люди так говорят?
Было видно, что мозг девушки завис. Она начала часто моргать и видимо пыталась определить, является ли Аурелия человеком, но судя по тому, как она только что уплетала пирог, видимо является. Все эти мысли читались по глазам девушки, взгляд которой блуждал от недоеденного пирога к Аурелии и обратно.
- А ты что? Мечтаешь? - осторожно наконец решилась Адария у нее спросить.
- Да, - с улыбкой ответила Аурелия, - мечтаю... о себе, о других, о завтрашнем дне, о возвращении домой, о хорошей погоде, о новых приключениях...
Она могла перечислять бесконечно, но решила, что на первый раз этого достаточно.
- А о чем мечтаешь ты? - перевела она внимание на гостью.
- Я?! Так нельзя же, - привычно, но уже не слишком уверенно ответила Адария.
- А если бы было можно, то о чем бы ты мечтала? - тихонько и вкрадчиво спросила Аурелия немного наклонившись вперед.
- Я? - Адария вновь растерянно захлопала ресницами, - а ты никому не скажешь?
- Нет.
- Я бы мечтала о том, чтобы у Ратуя - это наш конюх, было все хорошо, и он попробовал мой пирог, понял, что я хорошая хозяйка... и чтобы влюбился в меня... Я бы мечтала об этом. И у нас была бы куча детишек... - последнее девушка добавила немного смущено.
Аурелия хотела уточнить у девушки, что в ее понимании означает слово ·хорошоЋ, но решила не перегружать ее мозг. Желания вполне понятны для шестнадцатилетней девушки, которой и мечтать то больше не о чем, как о любви. Подумав о себе Аурелия улыбнулась, собственно от возраста это видимо не зависит.
- А как бы он об этом узнал? - решила она вести разговор в нужном для девушки русле.
- Ну... Я бы пришла на праздник урожая и угостила бы его пирогом. Там будет все наше селение...
- А ты давно мечтала бы о нем, если бы было можно?
- Да года два уже...
- А теперь, когда тебе можно мечтать о нем... Что ты будешь делать? - решила уточнить Аурелия.
- Как что? Пойду на праздник урожая и угощу его пирогом! - девушка решительно проговорила план своих действий и в заключение упрямо мотнула головой.
- А если получится, что ты будешь делать? - спросила у нее Аурелия.
- Мечтать дальше, - рассмеялась довольная Адария, предвкушая успех.
- А что ты будешь делать, если не получится? - Аурелия не останавливалась.
- Ну... Я... - Адария растерялась, - тогда я буду мечтать о ком-то другом.
Аурелия рассмеялась, наивность и простой подход девушки ей однозначно нравился.
- Ну так можно же ведь?! - Адария не совсем поняла причину ее смеха.
- Конечно можно! - Аурелия понемногу успокоилась и повторила более спокойно, - Конечно же можно!
Адария смотрела внимательно и благодарно на Аурелию, на женщину, которая разрешила ей то, что никто не должен был запрещать.
  ***
- На самом деле, хорошо, что у нее такие простые мечты, - сказала Аурелия Вересу, когда он доедал пирог с ягодами, сидя у костра на полянке, - потому что неизвестно, что было бы, если бы она сдерживала и не реализовывала более сложные фантазии. Как бы они прорывались в эту вселенную? Если мечты не воплощаются в жизнь - то что же это за жизнь? А если человек совсем не мечтает. То живет ли он? Ведь каждая мечта, если она настоящая - это будущий план действий. Это первый шаг к реализации и воплощению... Верес молча пил горячий травяной чай и слушал рассуждения девушки. Хорошо, когда все, в чем требуется его помощь - это поедание пирога. Сейчас ему казалось, что она сама - молодая и мечтательная девушка, ранимая и легкая, и все пережитое не оставило на ней следа, не смогло сломать и не смогло изменить. И ему это нравилось, нравилось понимать, что он сильнее... и ему очень хотелось думать, что мудрее... И он улыбался уже скорее своим собственным мечтам, чем услышанному.
***